8 (499) 550 16 00
Москва
8 (499) 550 16 00
Москва

«Как я училась любить своих малышей»

 ВоспитаниеК рождению первого ребенка я готовилась серьезно. Прочла множество книг и иногда, при случае, анализировала ошибки в воспитании других родителей:

- Странно, -  думала я, наблюдая за мамой, которая раздраженно и громко что-то требовала от трехлетнего малыша, - неужели нельзя по-хорошему договориться с таким милым маленьким мальчиком? 

Сколько раз я впоследствии вспоминала свою самоуверенность …

 

Наша первая  долгожданная малышка появилась, как мы и мечтали, весной, но это было последнее, что мы смогли предвидеть. Нас нисколько не огорчило, что вместо ожидаемого всеми мальчика появилась маленькая энергичная девочка с розовым личиком и крошечным носиком, напоминавшим картофелинку.

- Какая смешная! – умилился муж. Он произнес это таким тоном, как сказал бы - «восхитительная».

Кожа младенца вскоре побелела, а носик принял свою классическую форму, и девчушка постепенно стала на редкость симпатичной, но слово "смешной" или "смешная" так и осталось в нашей семье высшей оценкой малыша.

До года все происходило почти так, как предсказывал популярный в те времена доктор Спок. Смущало лишь  одно: если малышка принималась кричать, то не замолкала не только через 10 минут, обещанные классиком, но и спустя 30-40 минут. Если же полугодовалая кроха чего-то не хотела или, наоборот, желала, то договориться с ней было почти невозможно.

В это непростое для нас время к нам приехала погостить наша мудрая бабушка. Она быстро и незаметно управлялась с ребенком, пока мы отсыпались за прошедшие полгода, и так же ненавязчиво раздавала советы. (Вообще-то советы от старших мы терпеть не могли, но у бабушки это выходило как-то безобидно.)

- Зачем же спорить с таким несмышленышем, его отвлекать надо, - мимоходом замечала бабушка и принималась греметь игрушкой или еще как-то смешить ребенка.

- Не станете же вы, такие взрослые и умные родители, обижаться на свое дитя, - говорила бабушка, замечая в наших глазах нечто похожее на ярость из-за  того, что кто-то из нас целый час безрезультатно укладывал ребенка спать.

- Давайте я приготовлю для девочки теплую ванну. Она расслабится и уснет быстрее.

Понемногу мы начали понимать, что где-то в глубине души мы ждем от бедной малышки, чтобы она сама начала себя воспитывать и налаживать наши взаимоотношения,  и устыдились. Мы с мужем  несколько дней обсуждали тупик, в который  так скоро угодили.  Накупили умных книг и начали всерьез учиться искать компромиссы и договариваться с ребенком. Исподволь и не без ошибок мы учились сглаживать напряжение и предотвращать неистовый рев нашей упорной дочурки.

Стало прохладнее, и бабушка прислала нам для малышки приятный на ощупь и очень теплый свитер, но надеть его на ребенка стало проблемой. Кричит, упирается изо всех  своих силенок, и тут я вспоминаю любимую игру всех малышей:

- Ку-ку! - говорю я и накрываю ее лицо свитером - Оленька смеется.

- Ку-ку! - повторяю я и открываю смеющееся личико малышки. И свитер надет без слез и сопротивления.

Решили, что пора приучать ребенка проситься на горшок. Купили два ярких горшка: один ей, а другой ее любимому мишке. Так они и сидели с удовольствием, но почти без результата. И вот однажды после удачи с горшком я радостно закричала:

- Ура! - взяла ее на руки и начала с ней танцевать.

Оленьке неожиданное веселье понравилось.  После этого каждую удачу мы стали отмечать бурным весельем и однажды она подошла ко мне и попросилась:

- Ура.

Мы с ней друг друга поняли.

Одно время Оленька совсем перестала играть одна. Снова стали наблюдать, анализировать и искать новые приемы. Заметили, что лучше, не дожидаясь крика и слез, почитать и поиграть с малышкой. Обычно, после такого насыщенного общения, девочке и самой хотелось поиграть одной.  Еще мы поняли, что ребенку всегда нравится играть теми же вещами, в которые играют взрослые или другие дети, поэтому я, забыв о хозяйстве, спокойно, не торопясь, читала ей книжки, придумывала на злобу дня сказки и истории или играла в ее игрушки. 

Я учила дочь пеленать кукол, варить им кашу и всему тому, что помнила с детства или находила в книгах. Едва Оленька научилась ползать, мы спрятали все хрупкое и опасное, чтобы она могла свободно приползать, а потом приходить на кухню или в другую комнату, как только захочет. Вскоре малышка перестала рыдать, почувствовав себя одиноко, а ползла искать родителей и восторженно смеялась, когда находила.

Если мои дела требовали большей, чем обычно, вовлеченности, то у меня в запасе было еще несколько специальных средств занять малышку: предварительно убрав подальше нужные и опасные вещи, я “забывала” закрыть на ключ папин письменный стол или набивала большую картонную коробку крышками, ложками и мисками. Полчаса, а то и час, спокойной работы был обеспечен.

Невозможно все время что-то запрещать, да и не так это просто - не позволить что-то прелестному упрямцу или упрямице. Мы долго спорили: в чем можно уступить ребенку, а в чем нет. Наконец, пришли к соглашению: если ребенок может продолжить  вести себя так же в 16 лет, то это позволять нельзя, а если нет - ничего страшного, если мы уступим, не заостряя на возникшей проблеме внимания. Лазить по кухонным шкафчикам за мисками и кастрюльками (тарелки, разумеется, пришлось убрать повыше) или проситься «на ручки» ни один подросток не станет - тогда, если нет лучшего решения, можно и уступить. Однако если разбушевавшийся ребенок требует повиновения от старших или купить что-нибудь немедленно, то необходимо любым способом отстоять свое решение, но, не унижая, а предлагая разумный выбор или отвлекая малыша. Если ребенок еще не готов к посещению магазинов или других мест, то лучше пока вовсе не ходить с ним в подобные места. Но обычно достаточно проявить твердость и  последовательность. 

Вопрос с магазинами мы разрешили просто. Оленька, а позже и ее младший братишка, знали, что мы идем в магазин за определенными продуктами или одеждой, а остальное мы ни при каких обстоятельствах покупать не будем. Так было до тех пор, пока они не научились хорошо понимать слово «нет». (Позже, после 4-х лет, мы с Оленькой с удовольствием покупали “носки для папы” или “рубашечку для братика” и продукты для всех, но не сладости и игрушки).

До 4 лет импульсивная Оленька могла в любой момент обидеться и разреветься и дома, и на улице, особенно от усталости или голода. Конечно, есть на улице не вовремя  нехорошо, но все же предпочтительнее голодного рева, поэтому у нас всегда были с собой бананы или бублики.

Мы старались быть последовательными и следить, чтобы установленные в нашей семье правила выполнялись как взрослыми, так и детьми. Оленька тоже с самого начала понимала, что не все ей дозволено и обычно подчинялась разумному и понятному, даже для малыша, распорядку. Однако нам далеко не всегда удавалось предотвратить рев и истерику. У маленького ребенка нет злого умысла, но и со своими эмоциями он зачастую справиться не в состоянии.

Невыспавшийся, голодный, уставший или заболевающий ребенок до 4-5 лет редко может долго сдерживать слезы или агрессию.

Бывают дети, которые нервничают при приближении грозы или при изменении привычного режима или обстановки. Чуткие родители очень скоро запоминают, что заставляет нервничать их малышей и заранее продумывают,  как в подобных случаях избежать негативной реакции ребенка.

Гостей мы принимали чуть ли не с рождения Оленьки, но сами далеко с ребенком обычно не ездили. Оленьке было уже два года, когда мы впервые решились отправиться с ней в гости  на другой конец города.  Захватив с собой водичку, еду, несколько игрушек и книжек, мы спустились в метро.   Некоторое время Оленька ходила по вагону, с интересом разглядывая новых людей,  пыталась даже им улыбаться, но не найдя сочувствия, вернулась в коляску и немного поиграла со своим мишкой, но скоро соскучилась  и начала проявлять нетерпение. Я понимала, что пора заняться с ребенком чем-то более интересным. Стали рассматривать книжку и читать стихи Чуковского. Этого хватило на 15 минут, и малышка принялась снова и снова спрашивать, когда мы сможем выйти из вагона. 

Тогда я затеваю традиционный диалог:

- Куда мы едем?

- К тете Лене.

- А еще к кому?

- К дяде Владу! 

Слово за словом - и три четверти пути мы уже проехали. Ребенок явно устал и требуется мощная поддержка папы, и он поступает как большинство отцов. Подбрасывает, смешит и теребит малышку. Метро мы уже преодолели, но надо проехать еще несколько остановок на автобусе и в форме явиться в гости. Чувство голода может сделать Оленьку очень капризной, поэтому не смотря на то, что до конца пути оставалось всего 10 минут, останавливаемся и даем ей перекусить.

Оленька любила людей и большие компании, поэтому в гостях вела себя идеально - спала, ела и даже не мешала разговору взрослых. Новые вещи и люди давали ей много положительных эмоций. Обратный путь оказался легче, так как Оленька почти спала и только вяло поглядывала по сторонам. Однако мы по опыту знали, что само возвращение домой может вызвать истерику от переутомления, поэтому, придя домой, действовали слажено, по отработанной для экстремальных случаев, схеме. Пока я раздевала ребенка, муж заливал в ванну теплую воду и, нарушая обычный порядок, мы кормили изумленного ребенка прямо в ванне. Через полчаса Оленька спала, а мы с мужем пили чай на кухне и обсуждали прошедший день:

- Не стоило так задерживаться в гостях, - с раскаянием говорила я.

- Ничего, мы же справились, - успокаивал муж.

Незаменимой помощницей для нас оказалась теплая ванна. Замерзали или промокали на прогулке наши малыши, начались капризы или зачастили простуды, ухудшился ли сон - купали каждого из них в свою очередь два раза в день без мыла и ребенок успокаивался и переставал болеть.

К тому же водные процедуры доставляли Оленьке большое удовольствие.

Было в моем арсенале еще одно средство. Я сочиняла для моей Оленьки истории про девочку Катю. Сюжеты в них были очень простыми, но зато с девочкой Катей обычно случались те же события, что и с Оленькой. Она тоже любила прогулки и своих кукол, и у нее были те же проблемы, что и у Оленьки. Оленька любила эти истории и с удовольствием подражала девочке Кате, так как истории были скорее развлекательными, чем поучительными, и я старалась не упрекать Оленьку, как иногда поступают утомленные неудачами родители:

- Почему твой приятель убирает за собой игрушки, а ты нет?

Плоды такой стимуляции могут оказаться неожиданными. Игрушки на том же месте, а приятель с недоумением наталкивается на агрессию со стороны лучшего друга.

Оленька часто расспрашивала меня про подробности жизни девочки Кати. Она допытывалась - есть ли у девочки Кати такие же, как у нее, игрушки или другие вещи, или любит ли девочка Катя кататься на карусели. Она почти дружила с выдуманной девочкой. Интересно, что ее старшую дочь сейчас тоже зовут Катюшей.

Оленьке было чуть больше двух лет, когда девочка Катя смогла нам помочь необыкновенно. Так получилось, что Оля только в два года первый раз сдавала кровь на анализ. Я не раз видела, как даже пяти и семилетние дети начинали кричать и плакать, почувствовав удар перышка. Вот я и решила подготовить ребенка к этой процедуре. История о том, как девочка Катя сдавала кровь и совсем не испугалась и не заплакала, произвела на Оленьку большое впечатление, и результат превзошел все ожидания.

Поначалу нам не повезло, так как несколько детей перед нами выбежали из кабинета с громким ревом. У меня самой сердце ушло в пятки, но Оленька даже не пискнула!

Прошло много лет. Моя дочь выросла и стала хорошим человеком, а ее детское упрямство превратилось во взрослую настойчивость, и теперь мы ею гордимся.

 

 

                                                                                               © Автор статьи

Эмма Птицына